РАО и РСП: особенности национальной защиты прав авторов
РАО и РСП: особенности национальной защиты прав авторов

РАО и РСП: особенности национальной защиты прав авторов

30.06.2013

Согласно новому антипиратскому закону, вступившему в силу с 1 августа 2013 года, веб-сайты, на которых размещен нелегальный видеоконтент, будет блокировать Роскомнадзор. Стоит ли говорить о волне негодования, вызванной этим шагом у довольно ощутимой части интернет-аудитории? В среде недовольных меломанов назревает вполне закономерные вопросы. Кто они – новоявленные защитники авторских прав и действительно ли авторам что-то перепадает от соответствующих организаций?

Какие организации встали на защиту авторского права

Трудно устоять перед лицом правозащитных мировых стандартов, вот и российская власть в свое время решила уделить должное внимание защите авторских и смежных прав. Как и всегда в России, многие вещи внедряются на нашу почву не так, как в прочих странах, но с поправкой на некие национальные особенности. Что и говорить о правозащитных структурах, полноценно копирующих худшие бюрократические традиции? РАО и РСП были наделены государственной аккредитацией, по-настоящему монополизировав защиту прав авторов.

Первым же шагом главы Российского Союза Правообладателей, Никиты Михалкова было лоббирование постановления, позволяющего взимать отчисления в РСП с производителей видео-, аудиотехники и с организаций, импортирующих цифровые носители в Россию. Принятие соответствующего решения Правительством РФ уже в 2011 году принесло правозащитной структуре Сергея Михалкова порядка 638 млн. рублей. Стоит отметить, что правообладатели, за интересы которых столь активно ратовал руководитель РСП, получили лишь 290 млн. от этой немалой суммы.

Народная любовь к «халяве» тоже попала под прицел РСП. Им, как никому другому, крайне выгодна чистка Рунета от незаконно размещенного видео. Государственная Дума уже этой осенью приступит к разработке пакета законов, ограничивающих присутствие в сети Интернет музыкального контента, размещенного нелегально. Вместе с тем, стоит понимать, что контроль за размещением аудио- и видеофайлов в Интернете – трудноисполнимая задача. Прежде всего, с технической точки зрения.

Гораздо проще проконтролировать и отследить факты публичного исполнения тех или иных произведений на радио либо в общественных местах. Выполнением означенных задач занимается еще один российский монополист – РАО.


Как осуществляются сборы за публичное исполнение музыки?

Согласно действующему законодательству любой предприниматель, организатор фестиваля или владелец недвижимости, при трансляции того или иного музыкального произведения на публику должны отчислять некий процент прибыли автору (читай – РАО). Так как в большинстве случаев заключить индивидуальные договора с каждым исполнителем напрямую бывает достаточно проблематично, в качестве универсального защитника авторских прав выступает Российское Авторское Общество. К слову, в задачи этого самого общества входит перечисление собранных средств в пользу автора за вычетом комиссионных 10-30%.

Особого интереса заслуживают не поддающиеся рациональному объяснению ситуации, когда РАО взимает средства в защиту прав исполнителей, которые получили гонорар за проведенный концерт от организатора лично. Подобный случай имел место осенью 2008 года в Ростове-на-Дону. Музыканты Deep Purpl исполнили свои произведения, получили гонорар и уехали на родину. А на организаторов концерта представители РАО подали в суд, причем претензии по выплате 450 тыс. рублей были признаны обоснованными.

Подобные тяжбы стали частым явлением и для кинотеатров. Несмотря на тот факт, что прокатчики получили свою оплату за полный пакет услуг, представителям РАО этого мало. Они требуют отдельного перечисления процентов от выручки, полученной путем продажи билетов, в рамках соблюдения прав композиторов саундтреков.

Что и говорить, РАО готово взыскивать средства с кого угодно и за что угодно, вопреки здравому смыслу, но, совершенно не противореча российскому законодательству. В этой связи особенно интересным выглядит требование правозащитников по отчислению 0,2% с продажи билетов на футбольные матчи на основании того, что перед началом состязаний российские спортсмены исполняют «Футбольный марш». Предотвратить нежелательное развитие событий футболистам помогла наследница автора Матвея Блантера, которая отказалась от средств за исполнение гимна.

С юридической точки зрения, в группе риска на сегодняшний день находятся даже школы и детские сады, ведь на утренниках и праздниках звучит определенное музыкальное сопровождение. Впрочем, пока бюджетников никто не тревожит. Видимо из-за того, что они не получают денежных вознаграждений за проведение мероприятий. А вот торговые центры, салоны красоты, гостиницы, бары и прочие коммерческие объекты постоянно находятся под прицелом проверок от инспекторов РАО. Все эти неприятности, связанные с возможным наложением штрафных санкций, побуждают владельцев заведений заключать договора с РАО и платить фиксированную стоимость в обмен на беспрепятственное прослушивание музыки. Остается открытым вопрос о том, как именно деньги перечисляются авторам и кто это контролирует.


Как авторы получают свои вознаграждения?

На самом деле, если с процессом сбора денег в пользу правозащитных структур все более-менее понятно, то с механизмом обогащения самих авторов неясно многое. РАО не предоставляет возможности насладиться прозрачностью операций и отчислений авторам. Тарифы зависят от многих факторов: метраж торгового зала, цена билетов, количество мест у барных стоек. Кроме того, автору трудно отследить какие именно заведения по России отчисляют РАО те или иные средства. Скупые годовые отчеты дают мало информации и по ним нельзя сделать каких-либо выводов относительно истинности означенной суммы.

За 2012 год отчет от РАО до сих пор не опубликован. А вот по данным 2011 года размеры общих сборов организации дошли до отметки в 2,942 млрд. рублей. Российские авторы получили 835,573 млн. рублей, партнеры по СНГ – 38,556 млн. рублей, иностранные авторы за пределами СНГ – 210,272 млн. рублей. Содержание собственного аппарата обошлось РАО в 843,986. Что можно еще вывести из отчета? Тот факт, что 785 млн. рублей не были распределены между авторами, с которыми РАО не заключало договоров. Так почему бы правозащитникам не заняться этим вопросом вплотную? Ответ весьма очевиден: никто не побуждает их к этому шагу даже на законодательном уровне.

Возврат к списку